Владислав Прусенко

 

ПСИХОЛОГИЯ  и  ПСИХОСОМАТИКА

Корзина (0)

Тип личности как способ избегания травмы

(Начало здесь)

Все перечисленные типы личности возникают как способы избегания травматичных переживаний, избегания контакта с агрессором. Как следствие, ни один из них не способен на установление истинной близости более, чем другой.

Тип I (ментальный) легко устанавливает ментальный контакт, ориентирован прежде всего на понимание партнера. Он понимает эмоции, но не склонен вовлекаться в них – в силу исключительной эмоциональной уязвимости. У него будто нет внутреннего разрешения «заткнуть» агрессора; он вынужден присутствовать в конфликте, но не имеет права ни вмешаться, ни уйти из него. Этот тип не склонен выражать свои чувства, но это не значит, что их нет. Наоборот, они есть, но настолько ценны и одновременно хрупки, что он предпочитает хранить их внутри себя. Окружающим предлагается просто поверить, что они есть. Если тип I еще не ушел – знайте, это и есть его любовь. То же можно сказать и о сенсорном контакте с партнером – его ценность велика, но практически не осознается. Близость «шизоида» с самим собой достигается в тотальной внутренней тишине. Хотите услышать «шизоида»  – научитесь молчать.

Тип II (интуитивный) устанавливает контакт скорее эмоционально. Если ему не нравится качество общения, он попытается сменить тему, не затрагивать болевые точки партнера, не провоцировать открытую агрессию. Тип II не понимает чисто ментальный контакт и не особо стремится к нему. Эмоционально же он «ходит вокруг да около» истинной близости, прямого открытого взаимодействия. Он постоянно сомневается в истинности чувства партнера, и не без оснований: свое истинное лицо партнер открывает в моменты эмоционального срыва, в состоянии аффекта. Именно этого состояния аффекта тщательно избегает итнуит. Чтобы узнать партнера, нужно сделать ему больно; то же верно о себе самом. Только в боли мы честны. Только в эмоциональной боли мы эмоционально честны. В основании сильной личности всегда лежит травма. Если нет контакта с болевой точкой, любое проявление эмоций будет немножко ложью. Как следствие, тип II пытается создать ощущение близости,  избегая собственно близости. От глубинного контакта с собой и партнером, со своей и его болью, интуит бежит в «отношения». «Отношения» при этом есть, но личностей в них нет. Идеальная модель семьи, вечное «танго вдвоем».

Тип III (эмоциональный) лично для меня («шизоида») труднее всего поддается пониманию. Психика этого типа как будто не обладает никакими структурными элементами, в ней не за что зацепиться, личность прячется от травмы в тотальную бессознательность, тщательно избегая любых четких понятий. Все в их жизни случается как бы само собой, случайно, не по их воле; более того, никак иначе оно случиться не может. Содержание жизни сводится к поддержанию нужной степени хаоса; любой порядок несет в себе опасность. Поэтому в отношениях вы не найдете ни их самих, ни собственно отношений. Они никогда не знаю точно, в отношениях они или нет, и с кем именно. Последнее, что они желают понять – что на самом деле чувствуют они сами и их партнеры, и почему мы ведем себя так или иначе. Они мгновенно и виртуозно разрушают всё то, что сами только что создали. (Я вдруг заметил, что спонтанно называю этот тип «они», во множественном числе. Тогда как все остальные типы описываю в единственном. Это само по себе знак.) Вечная неопределенность и отрицание самих себя – единственная любовь, которую они знают.

Тип IV (сенситивный) по большому счету, игнорирует и ментальный, и эмоциональный контакт. «Все это хорошо, но когда уже секс?». Его не интересуют ни мысли, ни эмоции партнера – он их попросту не видит. Также, его собственные чувства и мысли, вообще все внутренние процессы, –  практически не осознаются, как будто их нет. Не будучи осознанными, именно внутренние процессы полностью рулят состоянием нарцисса. Именно этого он избегает любой ценой – осознания неспособности справится с собственными чувствами, собственными демонами. Ему проще думать, что никаких демонов нет, потому что «я в них не верю». Но в глубине души он знает, что они есть, они сильны, и правят миром. Этих демонов он склонен видеть повсюду вокруг себя, и эмоционально общается именно с ними. Реальным людям в этом нет места. Краткие моменты «близости» возникают тогда, когда своих демонов – т.е. мысли и чувства – удается загнать в стойло и закрыть на замок. Естественно, такая близость скоротечна и однобока. «Секс – не повод для знакомства». Отношения как отсутствие отношений. Не замечать и не будить внутренних демонов, делать вид что их нет, – и есть любовь в понимании этого типа личности. Единственный способ установить «глубинный контакт» с ним – стать демоном самому.