Владислав Прусенко

 

ПСИХОЛОГИЯ  и  ПСИХОСОМАТИКА

Корзина (0)
gallery/гнездование

Инстинкт гнездования

 

(Очень сыро и конспективно, но все равно многа букафф.)

ЖЕНЩИНА

Как женщина понимает, что она в отношениях? (Обычно, после первого секса, по выбросу окситоцина)

Хорошо, а что она делает, когда понимает, что она в отношениях? Начинает активно обустраивать быт. Если женщина почувствовала себя достаточно спокойно и безопасно в присутствии мужчины, ее подсознание автоматически начинает планировать семью, и выражается это в обустройстве пространства для будущей семьи. Которое мужчина должен сделать безопасным, а женщина – уютным. Т.е. если мужское присутствие рождает в голове у женщины вереницу мыслей о цветочках, обоях, шторах и гардинах, и прочих рюшиках – значит женщина уже придумала себе будущее с этим мужчиной и начинает активно в нем обживаться. Иными словами – в ней включился инстинкт гнездования.

Сразу оговорюсь. Инстинкт гнездования, вкупе в его мужским дополнением – это лишь частный случай отношений между мужчиной и женщиной. Цель таких отношений проста и понятна – рождение потомства и его защита в первые годы жизни.

Итак, есть некий тип мужчин, на которых у женщины включается инстинкт гнездования. Т.е. с этим мужчиной хочется строить именно семью. Какие здесь есть нюансы.

1) Мужчина, к которому есть физическое влечение, и мужчина, с которым хочется семью – могут быть разными до полной противоположности. Вполне возможно, что влечение к мужчине есть, а семью не хочется. Обычно это бывает с достаточно агрессивными мужчинами. Агрессия как базовая мужская энергия, является сексуально привлекательной, но крайне опасной при столкновении в общей зоне ответственности, коей является семья. Здесь дело даже не в том, что он альфа- или омега-самец (хотя и это тоже), а в том, что физическое влечение соответствует наиболее сильному взаимодействию ресурсных полей. Это тот случай, когда противоположности притягиваются.

Наоборот также возможно – т.е. мужчина, с которым женщина готова создать семью, не вызывает физического влечения. Крайний случай – брак по расчету. И снова, здесь дело вовсе не в морали, а в том, что для такого брака женщине придется напрочь забыть о своих ощущениях рядом с этим партнером. Перестать чувствовать себя. И своим детям она передаст не ресурсы свои, а большую или меньшую степень отмороженности, т.е. импотенции или фригидности в широком смысле.

Первый вариант позволяет зачать более сильных детей, второй – вырастить их в достатке и безопасности.

2) Если поспрашивать женщин, какого мужчину они видят своим мужем, с какими качествами, мы услышим что-то вроде «сильный, красивый, умный, богатый, заботливый, любящий, и т.д.» в произвольном порядке. На самом деле это все чушь, и в реальности он должен обладать единственным качеством. А именно – он должен слушаться. Т.е. выполнять женские желания, хорошо если с полуслова, еще лучше – угадывать их без слов, еще лучше – выполнять по собственной инициативе, так чтобы женщина еще подумать не успела, а желание уже вот оно – сбылось. Это единственный критерий, необходимый и достаточный. Все остальные мгновенно уходят на второй план, если этот выполняется.

Это нужно потому, что в период беременности и ухода за ребенком женщине будет, мягко говоря, не до мужчины, и тщательно выстраивать осознанные отношения – не будет времени и сил. Значит, мужчина должен иметь восприимчивость к тому типу общения (манипуляций), который женщина демонстрирует в режиме автопилота. Не просто иметь восприимчивость, но даже считать это близостью и любовью.

Понятно, что это тот же тип близости / манипуляций, который он имел со своей матерью. Поэтому на идеального мужа идеально подходят хорошие сыновья, но и здесь есть свои но. Во-первых, послушание – это аспект отношений матери с ребенком, а вовсе не двух равно-взрослых. Т.е. выбирая мужчину по этому принципу, женщина очень рискует его усыновить с первых минут семейной жизни, и быть ему мамой отныне и вовеки. Во-вторых, послушание прямо противоречит самостоятельности и инициативности, которые нужны для успешности в делах и материального обеспечения семьи.

Мужчина может быть или послушный, или успешный. Не одновременно. Эти векторы противоположны. Хотя вековая женская мечта – найти абсолютно успешного мужчину, и подчинить его себе абсолютно, но так, чтобы он сам об этом не догадался и не растерял свою успешность. Нужно ли говорить, что такая мечта имеет тенденцию не сбываться.

3) Те немногие, которые все же выбирают мужчин сильных и самостоятельных, должны понимать, что просто слушаться он не будет никогда, никакие автопилотные манипуляции с ним, скорее всего, не сработают, и женщине придется прикладывать значительные дополнительные усилия, чтобы договариваться с ним снова и снова, в реальном времени, не пытаясь его подчинить. Причем, никаких готовых решений нет не только у нее, - их нет ни у кого вообще. Это исключительный вызов.

Это тот случай, когда собственно женский инстинкт гнездования по какой-то причине не включается. Если женщина научится строить отношения только на острейшем чувствовании себя и партнера – то соберет все бонусы в этой жизни. Если не научится – скорее всего, останется одна. Понятно, что второе случается чаще.

4) Соответственно, инстинкт гнездования может включаться с разной силой, или не включаться вообще. Если инстинкт гнездования включается, то страх насилия заставляет выбирать мужчину минимально агрессивного, а страх брошенности – максимально послушного.

Не включается инстинкт гнездования в двух крайних случаях – когда в нервной системе женщины преобладает реакция «зависания», либо реакция любопытства.[1] Физиологически, этот вопрос регулируется балансом окситоцина и тестостерона, и инстинкт гнездования не включается а) при низком окситоцине, независимо от уровня тестостерона и б) при высоком тестостероне и сравнительно низком окситоцине. При этом, окситоцин отвечает за приверженность семейным ценностям, а тестостерон – за ценности персональные.

Высокая степень проявленности страхов насилия и брошенности может сформировать страх отношений в целом, сделав их невозможными. Это первый крайний случай.

Другой крайний случай для женщины – когда страхи слабы. В этом случае в отношения трудно войти, но очень легко выйти. Потому что требования к качеству отношений оказываются очень высокими. Автопилоты не работают, отношения ради отношений женщину не устраивают, терять в них себя она не собирается. Поскольку сознание не заблокировано страхом, это скорее характерно для умных, «прокачанных», психически взрослых женщин. Да, высокая степень духовной зрелости тоже затрудняет построение отношений, потому что нет быстрых автопилотов, а осознанность – штука довольно медленная. Можно предположить, что чем выше интеллект – тем слабее инстинкты, и временами это играет злую шутку. Обычное разрекламированное «бабское счастье» оказывается недоступным. При этом существует огромное количество псевдо взрослых женщин, чья «прокачанность», «духовность», «самостоятельность» является лишь прикрытием травмы, отвержением собственной слабости. Которое, также, делает отношения невозможными.

МУЖЧИНА

Мужчина обнаруживает себя в отношениях, когда женщина начинает вить гнездо на его территории. Все что до этого – прелюдия, без гарантий и ответственности. Своя территория для мужчины – это место, где он полноправный хозяин. Либо его собственный дом / квартира, либо съемное жилье, за которое платит только он на долгосрочной основе – так или иначе, мужчина должен чувствовать право делать там все, что захочет. Он здесь главный. Если это право регулярно нарушается, например, его мамой – это не его территория.

Это исключительно важный момент. Не на своей территории, инстинкт заботы о семье у мужчины не включается в принципе. Это не вопрос морали и долга, это аппаратная прошивка. Потенциалы не активируются. Пока М и Ж встречаются на съемной квартире, или на территории женщины, или даже в доме его/ее родителей – в мужском мозгу это не семья а так, легкий флирт. Заботиться о женщине в таких условиях он не захочет и не сможет.

Т.е. если женщина, не имея глубокого доверия к мужчине, начинает вить гнездо на своей территории – может оказаться, что она в отношениях, а он – вовсе нет. Строить отношения она будет сама с собой и с верой в то, что где-то там, чисто теоретически, мужчина у нее есть.

Если обобщить – женщина фактически строит отношения только с хозяином территории, на которой она вьет гнездо. Это может быть не только мужчина, но и а) его родители б) ее родители в) она сама. Это инвариант, мозг воспринимает все именно так.

Соответственно, как они поделят эту территорию физически – так они поделят ее  и психически внутри семьи. Если они живут вместе в квартире-студии, где личного пространства в принципе нет – его не будет и в семье. Если женщина расширит гнездо на все жилище мужа (для этого достаточно разбросать там свои вещи, элементы интерьера, включить везде свою музыку) – точно также она вытеснит его из отношений.

Да, женщина вьет гнездо на территории мужчины, но гнездо не должно занимать всю территорию. У мужчины должно оставаться место, куда женщине входа нет без спецразрешения. Куда не достает ее контроль и тревожность. Иначе в скором времени мужчина потеряет дееспособность.

И совершенно очевидно, что в гнезде и около не должно быть никаких родителей, без специального разрешения. Иначе родители вытеснят оттуда всех вообще. По крайней мере до тех пор, пока мужчина не возмужает достаточно, чтобы охранить свои границы и от родителей, и от жены и детей. Можно спорить и возмущаться что «а как же так, не у всех же есть возможность!», но инстинкту нет дела до этих возмущений, он работает совершенно однозначно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как только женщина и мужчина обнаружили, что они в отношениях, у них в голове возникает некая пелена очарования. Женщина вдохновлена тем, что у нее есть отношения, мужчина вдохновлен тем, что у него есть женщина. На какое-то время критичность восприятия их обоих сильно падает, потому что гремучий гормональный коктейль делает свое дело, а иначе мы бы давно вымерли как вид. Здесь природа расставляет ловушку, в которую сознательно никто не полез бы, но будучи взаимно очарованными – лезут вполне. (Забегая вперед – природа все же не так жестока, награда предусмотрена, и нет, это не только дети).

Как только женщина решила, что она в отношениях, инстинкты включаются и гормональный маховик начинает раскачиваться. Возникает прибавка по энергии. Эта энергия, вообще говоря, не предназначена ни мужчине, ни самой женщине – для них обоих эта игра расходная. Но гормональный туман позволяет какое-то время этого не замечать, и даже получать удовольствие от процесса.

Природой задумано, чтобы эта энергия приводила к рождению детей. И в этом месте природа весьма жестока. Энергия выделяется, маятник раскачивается, энергия должна найти выход вовне. Ее слишком много, чтобы оставаться внутри на постоянной основе. (Я сейчас не рассматриваю мифические техники использования этой энергии для высшей цели – я этих техник вживую никогда не видел; возможно, это вообще самообман). Если дети не появляются, избыточная энергия будет направлена на разрушение (здоровья или психики) одного или обоих несостоявшихся родителей. Независимо от того, был ли это аборт, или просто безопасный секс. Полностью нейтрализовать этот энергетический выброс, имхо, нельзя. Можно лишь решить, на кого именно он будет направлен.

В целом, инстинкт гнездования и (мужской аналог) живет около четырех лет. Этого времени достаточно, чтобы родить одного-двух детей. После этого, инстинкт постепенно сходит на «нет». Гормональный туман рассеивается, партнеры узнают друг друга заново – за пределами инстинкта – и это новое качество отношений, для которого нет хороших автопилотов. Эти отношения нужно строить совершенно иначе, по другим принципам, и далеко не всегда партнеры оказываются к этому готовы. Хотя, например, для мужчины это шанс получить долгожданный приз – женщину-за-пределами-быта. Если конечно эта часть женщины в ней проснется. Женщина имеет аналогичную возможность – обнаружить мужчину-за-пределами-быта – если, конечно, захочет его обнаружить и сможет вынырнуть из быта сама.

Мне кажется, что женский инстинкт гнездования и (мужской аналог) – штука совершенно упрямая, и мало подвержена сознательному вмешательству. Женщина в этот период если и способна к активному изменению себя, то только теоретически, скорее в виде исключения. Результаты этой работы не внедряются, они как бы откладываются на потом, когда дети подрастут. Лучшее, что она может сделать – погрузиться в инстинкт, проживая его осознанно по собственной воле. Инстинкт – своего рода вещь в себе, тщательно защищенная от стороннего вмешательства. И если он работает корректно – вмешиваться в него совершенно не нужно, он выполнит свою миссию и выключится сам.

Тем более, что в этом автоматизме заложены некие ключевые трансформации, дойти до которых самостоятельно – довольно трудно.

Так, для женщины трансформирующим моментом является рождение ребенка, и даже в большей степени – сам процесс родов. Женщина, которая смогла родить сама здорового ребенка, получает внутреннее подтверждение своей женственности, одному из ее аспектов, что сходу выключает значительную часть ее страхов. В процессе родов она заново проходит через последовательность сигналов боль-удовольствие; такой же последовательностью было заряжено ее сознание в момент ее собственного рождения. Интенсивность этих сигналов такова, что может разрушить многие паразитные сценарии и ложные представления (которые сравнительно неустойчивы по энергии). Эти же сигналы дают женщине уникальную возможность глубинно соединиться со своими ощущениями – от которых в обычной жизни она зачастую отделена своей же моралью.

Для мужчины рождение детей также дает некую инициацию, но в меньшей степени. Например, для мужчины субъективно не очень важно, родился ребенок сам или с помощью кесарева сечения – это мало влияет на его отношения с ребенком. (Хотя тут я могу ошибаться, данных не так уж много). А вот собственно способность позаботиться о семье в трудный период, когда его женщина не имеет возможности заботиться о нем подобно маме, - сильно повышает мужскую самооценку и уверенность в собственных силах. И также выключает значительную часть мужских страхов.

 

[1] См. главу «Типы реакций на стресс»