Владислав Прусенко

 

ПСИХОЛОГИЯ  и  ПСИХОСОМАТИКА

Корзина (0)
gallery/личная история

Личная история

 

О том, как согласовать работу полушарий мозга и подружить свои субличности,
или решение родительского конфликта в отдельно взятом сознании, в терминах соционической модели.

В этой статье я попытаюсь описать эволюцию своего сознания от… скажем так, человека потенциально способного, но тотально не реализованного, к человеку не менее способному, но гораздо более реализованному (как мне кажется).

Начну, пожалуй, издалека. С того, как мозг человека воспринимает и описывает окружающую реальность.

Если совсем просто, наш мозг описывает реальность как совокупность объектов или явлений, и причинно-следственных связей между ними. Иными словами, рисует «граф», у которого есть узлы и связи. И узлы и связи могут быть значимыми для выживания, условно «сильными» или «доминантными», либо малозначимыми для выживания, условно «слабыми» или «субдоминантными».

Функцию восприятия значимых явлений принято называть сенсорикой.

Функцию восприятия малозначимых явлений принято называть интуицией.

Значимыми связями для человека социального являются, в первую очередь, отношения между людьми. Функцию восприятия значимых связей принято называть (достаточно неудачно) этикой.

Менее значимыми связями являются отношения между вещами и механизмами. Функцию восприятия малозначимых связей принято называть логикой.

Введу формальные определения (цитирую по И.Калинаускас, «Игры в которые играет Мы») (читатель, хорошо знакомый с соционикой, может их пропустить):

Сенсорика отвечает за переработку информации, поступающей от сенсорной сферы, включая зрение, обоняние, слух, тактильные ощущения и т.п., с целью восприятия силы, внешней формы, потенциальной энергии объектов и способности манипулировать ими (объектная сенсорика) либо с целью анализа внутренних сенсорных ощущений, оценки уровня комфортности ситуации и состояния здоровья (субъектная сенсорика). У К. Юнга наиболее соответствует такой форме мышления как формирование представлений, а при наличии акта суждения (т.е. связывании представлений с помощью понятий) - ассоциативному мышлению. Обслуживается неокортексом, ориентирована на высоковероятные события и доминирующие потребности.

Интуиция соответствует пассивному, не направленному мышлению у К. Юнга, которое он называет интеллектуальной интуицией. Интуиция отвечает за переработку информации о ситуациях непредсказуемых и случайных, участвует в порождении догадок и гипотез, в анализе целостности и непротиворечивости внешних ситуаций (объектная интуиция) или внутреннего состояния (субъектная интуиция). Обслуживается гиппокампом, ориентирована на маловероятные события и субдоминантные потребности.

Этика («отношения») соответствует у К. Юнга понятию мышления, управляемого чувством, т.е. мышления, не следующего своему собственному логическому принципу, а подчиняющегося принципу чувства. Этика отвечает за обработку информации об отношении к человеку других людей, окружающих его в данной ситуации (объектная этика), или о его собственном отношении к этим людям (субъектная этика). Как известно, человек для человека является сверхраздражителем, ибо именно по содержанию отношений с людьми человек определяет свою социальную ценность. Этика обслуживается гипоталамусом, ориентирована на высоковероятные события и доминирующие потребности.

Логика в наибольшей мере соответствует понятию интеллекта у К. Юнга или, иными словами, направленному мышлению. Она отвечает за обработку и оценку информации, связанной с организацией пространства внешнего мира, основанной на знании ситуации и свойств объектов (объектная логика) или понимании их внутреннего содержания (субъектная логика). Обслуживается миндалиной, ориентирована на маловероятные события и субдоминантные (т.е. малозначимые с точки зрения выживания) потребности.

Логично предположить, что для целостного описания мира мозгу нужна информация всех перечисленных типов. На практике, информацию двух типов – один из типов узлов, и один из типов связей – мозг может достаточно эффективно производить самостоятельно. Информацию двух других типов он предпочитает получать готовой, и в этом смысле зависим от внешней среды.

Условно, у мозга есть область потребления, и область производства. В каждой из областей необходимо содержится одна (любая из двух) функция связей, и одна функция узлов (любая из двух). Собственно, психотип принято описывать через комбинацию двух ведущих функций, тех которые в области производства. Всего допустимых комбинаций 16, и они не случайны. Подробнее можно прочитать у того же И.Калинаускаса, либо у других авторов. Подача И.Калинаускаса лично мне кажется наиболее точной и структурной, хотя и сложной для восприятия.

Итак, лично я – ЛИИ, то есть логико-интутивный интроверт. Это значит, что в области производства, «на выходе» у меня имеется логика – рабочая функция, включена постоянно; и интуиция – творческая функция, включается временами, импульсно.

Повторюсь, в данном контексте логика это способность строить причинно-следственная связи между объектами внешнего мира, например, частями какого-то механизма. Интуиция обеспечивает восприятие слабых сигналов, поступающих от объектов как внешнего, так и внутреннего мира. По идее, эти функции могут дополнять друг друга, но это лишь по идее.

На практике получалось вот что: интуиция принимала слабые сигналы, не критичные для выживания, происхождение и смысл которых, как правило, не очевидно. Эти сигналы логика сразу же объявляла чем-то незначимым, второстепенным, надуманным и нелепым, и отбрасывала как бесполезный мусор. Т.е. подавляла интуицию. Но это именно те сигналы, между которыми она должна была строить логические связи. Вместо этого, использовались вторичные данные – результат чьего-то чужого восприятия. Т.е. мои собственные ощущения подменялись, по сути, слухами и домыслами. Творческая функция подавляется, рабочая функция работает вхолостую на чужих непроверенных данных.

И надо сказать, я был не одинок. Сейчас оглядываясь по сторонам, я понимаю, что это скорее правило, чем исключение – когда две половины сознания по сути конфликтуют: одна преобладает, другая игнорируется. Это похоже на конфликт между партнерами в отношениях, когда один из них в результате оказывается более прав (а по сути – наглее, сильнее, более настойчив), чем другой, и перестает слышать слабого партнера. Так же как моя логика не слышала мою интуицию. Эта аналогия не случайна, и описанию ее неслучайности я посвятил свою последнюю книгу. Суть ее сводится к тому, что части сознания ребенка взаимодействуют таким же образом, как взаимодействовали его родители. Т.е. если мои родители не научились слышать друг друга, и в результате один из них перекричал другого – голос этого родителя станет моей рабочей функцией, а голос второго родителя – станет функцией творческой. И рабочая функция подавляет творческую, так же как мама подавляла папу.

Здесь я намеренно сильно упрощаю картину, но основная идея метафоры родительского конфликта остается той же. Части сознания ребенка взаимодействуют таким же образом, как его родители взаимодействовали друг с другом.

Однако, в моей сознании есть также область потребностей, к которой лично у меня относятся:

  • Этика (объектная) – мне важно, чтобы ко мне хорошо относились; я не начинаю общение, если не уверен, что собеседник хорошо относится лично ко мне. При том, что управлять их отношением ко мне я в принципе не умею, в этом я пассивен и зависим.
  • Сенсорика (субъектная) – мне важно хорошо себя чувствовать физически; я вообще ничего не начинаю делать, если плохо чувствую себя физически. При том, что я, увлекаясь, вполне способен забыть поесть, поспать, выйти на прогулку – эта потребность очень плохо осознается.

Оказалось, что можно организовать взаимодействие разных частей моего сознания таким образом, чтобы обеспечить качественно новый результат, который, среди прочего, понизит мою зависимость от внешнего мира в области отношений и физического состояния.

Я притормозил свою логику, и предположил, что то, шепчет мне интуиция – не полный бред, и может иметь под собой реальную основу. Я позволил слабым сигналам усилиться и проступить на поверхность сознания. После чего я дал возможность логике построить (обнаружить) связи между этими, слабыми, но моими собственными ощущениями. Со временем, в область восприятия попали ранее недоступные мне мысли и эмоции других людей (в том числе скрытые и скрываемые) – что позволило мне:

  • начать осознанно понимать, как люди ко мне относятся; они вообще ко мне относятся, или к тараканам в своей голове; и как я могу повлиять на этот процесс. Т.е. я научился воспринимать оттенки человеческих чувств как детали некого механизма, а такой язык моей логика вполне понятен.
  • Начать осознанно наблюдать за состоянием своего тела и здоровья, понимать какие факторы на него влияют – и организовать свою жизнь так, чтобы поддерживать здоровье на должном уровне. Т.е. я научился дифференцировать свои ощущения и состояния, и с этим моя логика тоже постепенно освоилась.

Т.е., я научился самостоятельно обслуживать потребности, в которых ранее полагался на других. Что, естественно, понизило мой уровень тревожности и повысило самооценку.

Кроме того, возможность замечать слабые сигналы и строить причинно-следственные связи между ними легло в основу моей профессиональной реализации. Которая сильно отличается от первоначального университетского образования.

Напомню – психотипов всего 16, а значит, есть 16 возможных комбинаций рабочей и творческой функций. И столько же способов, которыми они могут «мочить» друг друга. Но если научить их общаться корректно, это даст человеку значительную психическую самостоятельность, с одной стороны, и возросшую личную реализованность, с другой стороны.

Сейчас читатель, знакомый с соционикой, может заметить, что основная проблема соционики – собственно типирование; точность которого в среднем не превышает 40%. Отчасти потому, что несогласованные функции взаимно искажаются, т.е. типировать приходится не целостную личность, а ее «обломки». Но я в своей работе метафору соционики не использую вообще, она мне, в общем, не нужна. Вместо этого, я описываю отношения между родителями человека – как проявленные, так и скрытые, - что дает мне возможность понять, как именно разные части сознания (качества, навыки, привычки) влияют друг на друга, и как их подружить. И все это на понятном человеку языке, с привязкой к его фактическому опыту.

Естественно, это – процесс, не простой и не быстрый. У меня он занял около 10 лет. И лишь после того, как он завершился, я смог его осознать и описать, в книгах «Краткое руководство по самореализации» и «Решение родительского конфликта».

С другой стороны, я брел сам и на ощупь. Мне нравится думать, что этот процесс можно ускорить, если понимать куда идешь.

Чего и вам желаю.