Владислав Прусенко

 

ПСИХОЛОГИЯ  и  ПСИХОСОМАТИКА

Корзина (0)
gallery/440bbb9384840b5d075228d3481c2294_fitted_740x0

Тревожность в отношениях

 

Итак, как мы уже выяснили, мужчина и женщина воспринимают и оценивают друг друга принципиально по-разному, по разным критериям. Женщина воспринимает мужчину через то, что он для нее делает, т.е. через действие и результат. Мужчина воспринимает женщину через то, чем она является, т.е. через ее настроение и состояние.

Это значит, что мужчина изначально исключительно восприимчив к женскому состоянию. И что бы женщина ни транслировала – мужчина впитает это как губка. И вернет через действие. То есть, если женщина транслирует хроническую тревожность, озабоченность и суету ума – мужчина это впитает и превратит в хаос и суету в делах. Либо, чтобы спасти себя и дела, научится не слышать женщину с ее состояниями. И наоборот, если от женщины веет спокойствием, мужчине будет проще организовать себя.

И здесь может показаться, что если мужчина изначально создаст женщине покой и безопасность, ее тревожность уйдет, и дальше все будет хорошо. Я вас разочарую: нет, не будет.

Прежде всего потому, что любые внешние референции ведут к тревожности по определению. Мужчина не дает безопасность – есть повод тревожиться.  Мужчина дал безопасность, но в любую секунду может забрать ее назад – нужно тревожиться. Мужчина дал безопасность, не собирается ее забирать, собирается ее поддерживать, но в любую секунду может умереть в бою – снова есть повод тревожиться. В результате, независимо от намерений и реальных достижений мужчины, женщина фоном возвращает ему тревожность. Т.е. сама роет себе яму.

Тревожность или наоборот, спокойствие ума, по своей природе являются не реакцией, но привычкой. Таким образом, отслеживать и поддерживать правильное внутренне состояние для женщины – скорее вопрос умения и дисциплины.

Это вовсе не значит, что она должна прощать мужчине некомпетентность. Может прощать, а может и не прощать – главное, чтобы это не влияло на её внутреннее состояние. С другой стороны, обладая врожденной эмпатией, женщина имеет возможность прочувствовать внутреннее состояние мужчины на предмет его бесстрашия и уверенности в своих силах. При том, что сам мужчина зачастую свое состояние не принимает в расчет. Но тревожность имеет тенденцию глушить эмпатию, в результате чего женщине приходится оценивать мужчину по вторичным половым признакам – часам, машине, костюму и ценности подарков. Что, как мы уже поняли, не избавит ее от тревожности.

Резюме. Тревожность – это женский крест и женский вызов. Научиться ее замечать, контролировать и не сливать на партнера – задача номер один для женщины в отношениях.

Справедливости ради, нужно рассмотреть и мужскую часть этой игры.

Итак, задача мужчины в отношениях – сохранить способность трезво мыслить и эффективно действовать, независимо от состояния женщины. Это значит, что мужчина должен научиться осознавать, какое состояние транслирует женщина именно сейчас, и если это тревожность – выйти из эмоционального контакта. Да, именно выйти. Для своей безопасности и общего блага.

«Как, ты меня не слушаешь, значит, не любишь?» - «Люблю. Потому и не слушаю». Любовь мужчины выражается делами. Разделить с женщиной ее тревожность – значит удочерить ее, и поместить себя в роль ее матери. Вместо этого, мужчина должен суметь выйти из иррационально-эмоциональной плоскости в рационально-ментальную и спокойно выяснить: почему ей тревожно? Связано ли это с ним и его поступками? Может ли он что-то сделать, чтобы изменить ситуацию? Именно сделать, а не сидеть рядом и выслушивать истерику?

Да, женщина воспримет это как эмоциональное отвержение. В каком-то смысле, так оно и есть. От мужчины требуется изрядная доля жестокости, чтобы отвергнуть женские «сопли» и перевести вопрос в практическую плоскость. Потому что лишь в практической плоскости мужчина эффективен. А «сопли» пусть останутся подругам.

С другой стороны, мужчина отвергает не саму женщину, а лишь ее тревожность, и это не одно и то же. В этом выражается мужской тип восприятия: мужчине проще провести границу между «она» и «то, что она чувствует». Именно этот навык мужчина использует и передает своим отвержением. Но, отождествляясь со своим состоянием, женщина воспринимает отвержение ее тревожности как отвержение ее лично. И это значит, что между тревожностью и собой, она выбрала тревожность. Либо, что то же самое, между собой и своей мамой, она снова выбрала маму, поставив ее образ между собой и мужчиной.[1]

На женскую тревожность мужчина склонен реагировать острым агрессивным выпадом. Т.е. действием, к которому женщина исключительно восприимчива в силу своей природы. И задача мужчины состоит также в том, чтобы корректно адресовать свой выпад и соразмерить его силу так, чтобы отделить женщину от ее состояния, но не причинить вреда ей самой, ее идентичности. Это в каком-то смысле искусство.

Женщину выводит в спокойствие именно устойчивость мужчины, когда вдруг женщину «несёт». Если при этом он не самоустраняется физически, но и не становится участником этой истерики - это почти моментально успокаивает, и чувства отвержения нет. Так мужчина дает женщине внутреннюю опору (если женщина, конечно, сумеет ее принять). Но когда истерика, что называется, по делу, из-за конкретной ситуации, в которой задействован именно этот мужчина – такая безучастность является отвержением в чистом виде.

Аналогично, для взрослого мужчины принять ее материнскую «заботу», по определению основанную на тревожности,– значит, усыновиться самому.

Справедливости ради стоит заметить, что нередко в парах мужчина и женщина меняются местами, и тогда мужчина транслирует состояние (тревожность), а женщина отвечает действием. Хотя изначально именно женский тип сознания является генератором тревожности в большей степени. Это усугубляет ситуацию, поскольку оба партнера находятся в чуждой гендерной роли, в которой им трудно сохранять эффективность.

 

[1] См. «Тревожность как основа отношений матери с ребенком».