Владислав Прусенко


ПСИХОЛОГИЯ  и  ПСИХОСОМАТИКА

Корзина (0)
gallery/зона комфорта

О зонах комфорта, скуке и самореализации.

 

Прежде всего, нужно определить, что такое эта самая зона комфорта? Вопреки ожиданиям, это не то место, где нам хорошо и уютно. Это место, где нам не нужно принимать новых решений, менять свои сценарии, рвать шаблоны. Это место, где готовых, привычных решений достаточно. Где все давно изучено и понятно. Ситуация, не требующая дополнительной адаптации.

На ментальном уровне, больше всего ресурсов потребляет стресс. Что такое стресс? Это ситуация, к которой мы оказались не готовы. Когда у нас нет готового хорошего способа реагирования, и его нужно придумывать, на ходу меняя себя. Адаптироваться. Соответственно, чем меньшей адаптации требует ситуация, тем меньший стресс она несет в себе. Если совсем просто – наименее ресурсоемкими являются ситуации привычные; те, которые повторяются из года в год. Эти ситуации можно назвать условной «зоной комфорта», хотя по факту, они могут быть бесконечно далеки от собственно комфорта как эмоционального состояния. Иными словами, зона ментального комфорта соответствует зоне полной (хотя нередко, полностью иллюзорной) компетентности. Когда имеющихся навыков достаточно для сохранения текущего состояния.

Зона ментального комфорта соответствует полной (хотя нередко иллюзорной) компетентности

 

Теперь посмотрим с другой стороны. Если ребенок рос и воспитывался в эмоционально агрессивной среде, то адаптировался он именно к ней. Например, в ответ на агрессию он стремится уйти в себя, или забиться в угол и тихо скулить, либо «давить на жалость», либо отвечать встречной агрессией – все эти реакции, будучи привычными, соответствуют зоне «ментального комфорта». В то же время, они далеки от комфорта эмоционального. Возникает парадокс – ситуация, на которую мы реагируем неприятным для нас же эмоциональным состоянием – может быть вполне комфортной для мозга, просто в силу привычки.

Состояние эмоционального комфорта соответствует ситуации, когда меня все оставили в покое и разошлись подальше по своим делам (для интровертов), либо все дружно и по собственной воле ведут себя так, как мне удобно (для экстравертов). Т.е., когда социальное давление минимально. Что, согласитесь, бывает редко. С другой стороны, такой постоянный «комфорт» может лишить мозг входящей информации. Человеческий ум не терпит пустоты, так что продолжительный эмоциональный комфорт может оказаться исключительно некомфортным ментально. Иными словами, нам становится скучно. Скука – важный аспект, возьмем на заметку.

Состояние эмоционального комфорта соответствует ситуации, когда социальное давление минимально.

 

А пока обратим внимание вот на что: вполне возможно ситуация, когда эмоционально мы искренне ненавидим ту область, в которой мы, фактически или вымышлено, ментально компетентны. Например, быт, ведение хозяйства, воспитание детей. Вполне может быть, особенно для женщин, что я ненавижу быт и хозяйство, к которому меня принуждали с раннего детства, но поскольку ни на что другое не оставалось времени – никакие другие компетентности не сформировались. В результате – я умею только то, что ненавижу, и ненавижу все что умею.

Если копнуть глубже, можно обнаружить еще одну область постоянного давления на психику ребенка – это школа, обучение. Если учиться НАДО, то на любое надо есть не хочу, и желание учиться пропадает на корню. Но что такое обучение? По сути, это процесс направленной активной адаптации. И к нему формируется устойчивое отвращение. (Даже у меня, обладателя золотой медали и красного диплома, который учился сам без принуждения, это отвращение возникло к моменту окончания университета, и не отпустило по сей день. По этой причине, я заменил формальное обучение по школьному принципу свободным исследованием.)

В результате, что мы имеем? Мы имеем две огромные довлеющие над ребенком (особенно девочками) установки: 1) нужно учиться и 2) нужно заниматься бытом. При этом учиться нас давно тошнит, от ведения быта нас тоже тошнит, но соответствующие навыки вбиты в нас гвоздями, и никаких других может не быть. Также, в дополнение к быту, может случиться еще сравнительно узкая область специализации, называемая профессией. Которая тоже мало подвержена изменениям, потому что от учебы, т.е. активной направленной адаптации, нас тошнит.

Теперь давайте рассмотрим возможные способы реакции на хронический стрессовый фактор, который представляет собой социальное давление. (Если вы не знаете что это, либо считаете, что лично у вас его нет, – значит, он начался настолько рано, что вы просто не умеете его замечать).

Первичных реакций возможно всего две, точнее даже одна. Это – побег в зону комфорта, одну из двух возможных. Фактический выбор зависит от доступности эмоциональных и ментальных ресурсов в конкретный момент времени. Итак, мы можем сбежать в ситуацию эмоционального комфорта, где нас ничто не беспокоит, потому что ничего не происходит, но через некоторое время там становится скучно. Либо, мы можем сбежать в зону ментального комфорта, где все хорошо известно, и даже что-то происходит, то есть не особо скучно. Если зона ментального комфорта не вызывает эмоционального напряжения, как например любимая работа, то прятаться в ней можно почти вечно. (Почему «почти» – расскажу чуть позже). Если зона ментального комфорта вызывает эмоциональное напряжение, как нелюбимая работа или быт – прятаться в ней можно лишь до тех пор, пока не истощится эмоциональный резерв.

В ситуации, если с любимой работой не сложилось, мы попадаем в круговорот из двух доминирующих состояний:

  • зоны эмоционального комфорта, в которой быстро становится скучно, т.е. возникает ментальный голод (т.е. дискомфорт);
  • зоны ментального комфорта, где что-то происходит и некогда скучать, но быстро расходуется эмоциональный ресурс.

Если с любимой работой все же сложилось, то и в этом случае, через какое-то время наступает фаза профессионализма, когда все вопросы кажутся изученными, и любопытство постепенного угасает, сменяясь все той же скукой. (ИМХО, это верный признак, что работу пора менять).

Внимание, вопрос знатокам! Как выйти с этой карусели? Выход, как часто бывает, расположен в неожиданном месте – там, где вход. В данном случае – это скука. Это неприятное состояние, из которого мы стремимся сбежать. В любую область (условной) компетентности – бессознательность, развлечения, быт, работа. Иными словами – в привычную активность.

Если не избегать состояния скуки, позволить себе оставаться в нем, поначалу мозг начнет подкидывать те самые привычные активности – чем еще можно закинуться, как еще развлечься, сколько еще нужно сделать по дому и по работе. Но если взять себя в руки и перетерпеть эту фазу, через какое-то время список привычных активностей закончится, и мозг автоматически начнет поиск в пограничных областях, в неизвестном и непознанном. Ориентация в непознанном неизбежно потребует активного обучения и направленной адаптации, и это трудный этап, поскольку это весьма энергоемкий процесс, а от учебы нас тошнит еще с детства. Психика реагирует на такую ситуацию – страхом неизвестности. От которого, естественно, хочется сбежать в известность. Вернувшись на круги своя, к привычным автопилотам.

Что делать с этим страхом? Ничего не делать. Посмотрите, вместо этого, на маленьких детей. У них разве есть страх неизвестности? Наоборот, у них есть интерес к непознанному. Пока еще не отбитый школой. У них есть устойчивый автономный навык самообучения. И сильнее всего ребенка, конечно же, тянет именно туда, где с точки зрения взрослого, наиболее опасно.  Т.е. на одно и то же состояние неопределенности взрослый реагирует страхом и убеганием, а ребенок – любопытством и стремлением исследовать (за которое, нередко, и выгребает от взрослых). Иными словами, мы, взрослые, в целом плохо обучаемы, хотя прикрываем это «компетентностью», и стремимся передать своим детям навык необучаемости под видом «обучения».

Формируется алгоритм:

  1. Дождаться состояния «скуки»;
  2. оставаться в этом состоянии, не переключаясь в привычные активности – т.е. сознательно усилить сенсорный голод;
  3. Когда мозг переберет все известные варианты и столкнется с непознанным – продолжать спокойно наблюдать непознанное;
  4. спустя какое-то время их хаоса неопределенности начнут формироваться узнаваемые фрагменты, в окружении неузнаваемых;
  5. учится исследовать проступающие фрагменты и связи между ними.

Этот алгоритм нужно сделать привычным. Он позволит сначала выйти из зоны условного комфорта (которая, по факту, ни разу не комфортна) в область творчества и самореализации; а затем, будет поддерживать мозг достаточно пластичным, обеспечивая плавное изменение области интересов, чтобы творчество не превращалось снова в рутину.

Вот такие неожиданные выводы. Вообще-то я планировать написать о другом, но непознанное оно такое, непредсказуемое )).